The Daily Beast (США): Мужчины встают на шпильки — если находят подходящие размеры

Мужчины, ранее отваживавшиеся встать на шпильки лишь в запертой спальне с занавешенными окнами, смогли свободно носить шикарные «вейтцманы» — еще бы они, черт их дери, налезали.
Шаобо Хань (Shaobo Han) впервые встал на каблуки, когда ему было одиннадцать. По-хорошему, туфли были не его: он стащил их у матери, чтобы «гарцевать по квартире», пока никого нет дома. Тогда ему еще казалось, что мальчикам носить каблуки негоже, поэтому приходилось забавляться с ними тайком.
«У меня есть друзья, считающие себя мужчинами, и в детстве они тоже пробовали носить шмотки из маминого гардероба, — рассказывает Хань в интервью „Дейли Бист". — Занято, как работает коллективная память. Носить каблуки нас никто не учил, и все мы пытались сами».
Много лет спустя, Хань отправился в «Фореве21» (Forever21, магазин молодежной одежды, прим. перев.) и купил свою первую пару туфель на каблуках за 40 долларов. «Мне еще повезло, что у них был в наличии мой размер. Восьмой мужской — это ведь получается десятый женский, — вспоминает Хань. — Но так везет далеко не всем. Если у вас нога больше моей, то ничего подходящего и близко не найдете».
Конечно, парень с большими ступнями может купить шпильки в магазине для трансвеститов, но выбор там очень ограничен и удовлетворит далеко не всякий вкус. «Такие магазины рассчитаны для сцены, поэтому товар там больше эксцентрический, — объясняет Хань. — В магазинах для трансвеститов вы легко купите шипованные или, скажем, леопардовые туфли, но не скромные шпильки на каждый день».
Хань вырос и стал дизайнером-графиком. Вместе с бизнес-партнером Генри Бэем (Henry Bae) они запустили линию женственной обуви Syro. Компания из Бруклина продает ботинки и туфли мужских размеров (от 5 до 14). Модели встречаются броские и модные: в шотландскую клетку, кожаные и выше колена — однако совсем кричащих, а-ля мюзикл «Чумовые боты», там нет.
Будь клиент мужчиной, транссексуалом или представителем третьего пола, задача Syro — пропагандировать женственность и гибкое чувство стиля.
«Нам приходят благодарные письма от молодежи, они говорят, что счастливы, что нашли нас, и от этого становится тепло на душе, — радуется Хань. — Пишут, что надевали нашу обувь на выпускной или на свадьбу. Обычно в такого рода местах гендерные роли соблюдаются строго, поэтому всегда приятно помочь людям самовыразиться и бросить вызов нормам».
И все же бисексуалам, людям третьего пола и транссексуалам модный мейнстрим отводит место в доме стыда, врезавшемся в «коллективную память» Ханя. У людей с крупными ступнями со шпильками отношения попросту не сложились.
В поиске шпилек нужного размера женщины с крупными ногами давно вынуждены пускаться на ухищрения. Вне зависимости от своего телосложения, они могут отправиться за покупками в магазины для полных вроде Lane Bryant или Torrid, где представлены размеры вплоть до 13.
На прошлой неделе итальянский дизайнер элитной одежды Франческо Руссо (Francesco Russo) запустил линию андрогинных туфель на шпильках (в итальянских размерах от 35 до 45). «Никакой полемики и никакой политики, — сообщил дизайнер журналу „Вог" (Vogue). — Просто общество идет вперед. И я считаю, что наш долг — выпускать товары в соответствии с мировым спросом».
Остановившись на перекур перед слетом трансвеститов РуПола (актер и трансвестит, прим. перев.) Рик Катальдо (Rick Cataldo, профессиональный реслер, прим. перев.) по прозвищу «Мальчик-Дива» сообщил «Дейли Бист», что свою первую пару туфель на каблуках он приобрел в «Пейлесс» (Payless).
«Это был единственный магазин, где были большие размеры», — вспоминает он. Теперь Катальдо, называющий себя «фальшивой сучкой», за туфлями 10 и 11 размера отправляется в элитные комиссионки.
«Должен сказать, большие каблуки удаются Джессике Симпсон, — сообщил Катальдо. — А еще (тут Катальдо снял туфлю, чтобы продемонстрировать ярлык) — DexFlex Comfort». Ага, так и запишем.
Когда выбирать особо не из чего, мужчинам в поисках туфель на каблуке приходится втискиваться в ближайшие размеры. На тот же слет трансвеститов многие продефилировали на шпильках, но на обратную дорогу из Центра Джавица быстро переобулись в кеды.
Может быть, переобулись они ради удобства, а может, просто не захотели, чтобы на них пялился весь вагон подземки. Как бы то ни было, это лишний раз доказывает: шпильки для многих по-прежнему что-то вроде карнавального костюма. Один и тот же человек прищелкивает пальцами и взвизгивает от восторга, когда трансвестит садится на шпагат в туфлях от «Стив Мадден» (Steve Madden), но неловко отворачивается, когда женщина-транссексуал приходит в них на работу.
Шпильки могут считаться олицетворением чувственности, но у них жестокая история. В конце концов, само их название связано со средневековыми убийцами (по-английски одна из моделей высоких каблуков называется «стилетами», как кинжалы без лезвия, которыми пользовались наемные убийцы, прим. перев.).
Историк костюма Эдвард Мейдер (Edward Maeder), основатель музея обуви Бата в Торонто рассказывает, что по одной теории, шпильки носила персидская кавалерия. «В Средние века были специальные туфли на каблуках для верховой езды», — повествует Мейдер. На самом деле, их подошва походила скорее на платформу, чем на полноценный каблук.
Пожалуй, первым популяризатором шпилек стал король Людовик XIV, правивший Францией с 1643 года до 1715. Его изысканные туфли, как правило красного цвета, не годились ни для чего иного, кроме демонстрации изящества монарших ног — а в нем Людовик не сомневался.
«В ту эпоху мужчины носили брюки до колена, обнажающие икры, — объясняет Мейдер. — Если пятка приходится выше подъема, мышцы голени напрягаются. Рельефные икры тогда считались сексуальными — чем они больше, тем лучше».
Когда в начале 19 века мужчины перешли с лосин на брюки, каблуки тоже вышли из моды. Непрактичность некогда сделала каблуки привлекательными для сливок общества, однако со временем яркие, изысканные костюмы и аксессуары вышли из обихода как женоподобное щегольство и жеманство.
Спустя полтора столетия, уже в 60-е годы, мода на каблуки и платформы для мужчин вернулась, но шпильки все еще оставались прерогативой женщин. «Единственный способ мужчине заполучить правильные шпильки был сделать их на заказ», — объясняет Мейдер. Однако травестизм оставался вне закона в 40 американских штатах на протяжении большей части 20-го века. Даже Дэвиду Боуи (David Bowie) — а уж он-то бисексуальную моду любил как никто — пришлось довольствоваться танкетками и платформами.
По мнению Мейдера, интерес к культуре трансвеститов всколыхнул британский фильм 2005 года «Чумовые боты». «Травестизм существовали всегда, но „Чумовые боты" ввел их в мейнстрим», — объяснил он. Премьера «Королевских гонок РуПола» (конкурсное риалити-шоу для трансвеститов, прим. перев.) состоялась в 2009 году, а мюзикл «Чумовые боты» появился в 2013 году.
Мужчины, ранее отваживавшиеся встать на шпильки лишь в запертой спальне с занавешенными окнами, смогли свободно носить шикарные «вейтцманы» — еще бы они, черт их дери, налезали.
Гетеросексуальным женщинам носить шпильки стереотип предписывает: если верить клише из романтических комедий, среднестатистическая девчушка из лакированных туфель на шпильках буквально не вылазит. О людях же, считающих себя мужчинами, этого сказать нельзя.
Даже в Нью-Йорке, городе, где можно спокойно реветь в метро, и никто и глазом не моргнет, мужчина на шпильках по-прежнему вызывает нездоровый интерес. Ему будут свистеть вслед. Над ним будут глумится. Будут снимать, ничуть не таясь. «Приходится ставить свободу самовыражения впереди приватности или даже собственной безопасности, а это ой как непросто», — признается Хань.
Женственно одеваться многим мужчинам мешает нежелательное, а порой даже опасное внимание общественности. «Парни начинают экспериментировать со шпильками гораздо позднее девушек, — отмечает Хань. — Свою первую пару они покупают в 18, 19 или 20. И на каблуках они чувствуют себя неуютно».
Говоря начистоту, на каблуках никому не уютно.
«Как-то раз для фотосессии я полез в шпильках на скалу посреди пустыни и подвернул щиколотку, — вспоминает стилист Уильям Грейпер (William Graper). — Пипец, как больно было. Но на каждый день я не переодеваюсь. Я больше для фантазии».
«Отчего люди носят шпильки? Оттого, что могут, — рассуждает Мейдер. — Каблуки меняют осанку и походку. Они подчеркивают ягодицы, делают человека более привлекательным и сексапильным в собственных глазах. Когда хорошо выглядишь, мозг словно отключает чувство боли. Удобство в расчет не берется».
По словам Грейпера, развитие интернет-магазинов позволило модным брендам расширить свою привычную клиентуру.
Раньше менеджеру бутика «Стив Мадден» было не с руки заполнять драгоценное место на полке коробками туфель редкого 43 размера. «У брендов „Зара" (Zara), „Топшоп" (Topshop), „Альдо" (Aldo), „Стив Мадден" и „Джимми Чу" (Jimmy Choo) есть все вплоть до 42 или даже 43, но только в интернет-магазинах», — сообщил Грейпер.
Грейпер считает себя мужчиной, но в своих работах экспериментирует с темой гендерного самовыражения. Он так и не решил для себя, всерьез ли крупные бренды восприняли бисексуальность или просто эксплуатируют «квиров» ради прибылей.
«Я вижу, как клиенты нанимают самых разных людей просто потому, что те классно выглядят, — рассказывает он, — И когда на работу берут трансгендеров или гендерно-флюидных и дают им высказаться, от этого все в выигрыше. Пусть мотивы при этом далеки от альтруизма, это дает людям возможность засветиться. Я сам рос голубым и знаю, что когда видишь в журнале или в рекламе хоть кого-то похожего на себя, то уже не чувствуешь себя таким уродом».
Но это лучший из возможных сценариев. В худшем же случае, крупные бренды просто делают проформу для отвода глаз. В 2016 году «Зара» запустила скандальную «бесполую» коллекцию из мешковатых свитеров и белых маек — однако эти неотъемлемые части любого гардероба так и так носятся представителями обоих полов.
Фирма словно завопила в огромный мегафон: «Смотрите, мы тоже в теме!» — в ожидании, что в награду ей полагается пирожок. Однако вместо этого на нее обрушились с критикой: недоброжелатели сочли, что «Зара» из проблемы половой изменчивости попыталась сделать «фишку».
Нечто подобное произошло и с «Шанель», которая в августе выпустила «косметику для мужчин». «Мужская» линейка продуктов включала в себя основу под макияж, бальзам для губ и карандаш для бровей — а все эти аксессуары входят и в «женскую» линейку «Шанель». «Красота — это дело стиля, а не пола», — заявили представители компании модному журналу Women's Wear Daily, а сами при этом поделили бальзам для губ на мужской и женский.
Такого рода гендерная апроприация до мира шпилек пока не дошла, но это лишь вопрос времени, как скоро большая мода, считая доллары, потянется к мужским каблукам.
Исказит ли эта коммерциализация вклад маленьких фирм, которыми рулят бисексуалы, в продвижение инклюзивности ради инклюзивности?
Для Ханя нет кошмара страшнее, чем коллекция «мужских шпилек» в духе «Фореве21». «Мы опасаемся, что индустрия моды превратит нас в дойную корову. Но в то же время, я буду только рад, если шпильки станут доступнее», — сомневается он.
Возможно, интерес общественности к мужским каблукам — это запоздалое признание для людей, которых слишком долго выносили за скобки. И это как мертвому припарка.
Разве в обществе, где балом правят кроссовки — а как сообщает «Вашингтон Пост» (The Washington Post), продажи обуви на каблуках в 2017 году упали на 12% — найдется хоть кто-то, к какому полу он бы себя ни причислял, кому по-настоящему нужны шпильки?
«Люди недовольны жизнью и политикой, они хотят твердо стоять на ногах, — рассуждает Грейпер, — А когда ты на шпильках, то ты на седьмом небе от счастья, далеко от земли».
Есть много видов обуви на каблуках, но по накалу драматизма со шпильками не сравнится ничто. Поэтому они и не выходят из моды вот уже 60 лет. Да, те же каблуки-рюмочки гораздо удобнее, но со шпильками им не потягаться.
Как сказал в заключение Грейпер: «Терпеть не могу, когда люди выбирают покороче, потому что так будет удобнее. Типа, не хочешь срать, не мучай жопу».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: inosmi.ru

Похожие публикации